Москва,
Чистопрудный бульвар, д.14
+7(495) 625-90-90
+7(495) 723-69-19
info@rusbibliophile.ru

Вид первокласнаго ставропигиальнаго Воскресенскаго монастыря (Новый Иерусалим именуемаго) с восточной стороны (с горы Элеон). М., 1854. Тонолитография, раскрашенная акварелью, в раме и бархатном паспарту. Отличная сохранность.

Автор: Струков Д.М., Скино А.Т.
Год издания: 1854


Вид первокласнаго ставропигиальнаго Воскресенскаго монастыря (Новый Иерусалим именуемаго) с восточной стороны (с горы Элеон). Рис с натуры Д.Струков. Рис. на камне Скино. М., печ. в Лит. Г.Кирстена, 1854. Тонолитография, раскрашенная акварелью, в раме и бархатном паспарту. Раскраска единовременна изданию. Под изображением в центре оттиск дозволения цензора: «1854 г. авг. 26 дня печат. позв. Ценз. Професс. Прот. Петр Делицын». Размеры оттиска: 32,6 х 39,7 см. Размеры в раме: 60 х 69 см. Отличная сохранность.


На литографии изображен Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, замысел и начало строительства которого принадлежат патриарху Никону, создававшему его как новый центр православия, а также как собственную резиденцию.

На литографии представлен вид на монастырь с Элеонской горы. Показаны восточная крепостная стена, ворота с надвратной Входоиерусалимской церковью, за стеной возвышаются Воскресенский собор и колокольня. Купола и главный шатер Воскресенского храма покрыты золотом. На изображениях начала XIX в. собор имеет только один золотой купол над шатром, остальные имеют другое покрытие. Перед собором виден купол подземной церкви свв. равноапостольных Константина и Елены. Справа от монастыря на берегу Истры видна часовня патриарха Никона.

Монастырь стал последним пристанищем опального иерарха, местом, где упокоилось его тело. Архитектурный ансамбль имел сложную историческую судьбу. Монастырь был задуман Никоном как уникальный, не имевший аналогов в архитектуре и культуре комплекс. Опираясь на образцы и размеры Воскресенского собора в Иерусалиме, русский патриарх хотел превзойти палестинский храм красотой и величием, но не успел достроить комплекс из-за ссылки. Монастырь продолжал возводиться и после его смерти. А в 1723 г. шатер Воскресенского собора рухнул под собственной тяжестью, и значительную часть собора пришлось фактически строить заново. Многие выдающиеся европейские и российские архитекторы внесли свой вклад во внешний облик архитектурного комплекса. В годы Великой Отечественной войны колокольня и собор были взорваны отступавшими немцами. 

Рисунок выполнен с натуры известным художником и издателем, специализировавшемся на исторической и культовой живописи, Дмитрием Михайловичем Струковым. Д.М.Струков окончил рисовальную школу (впоследствии Строгановское училище), его художественная деятельность сочеталась с работой архитектора и археолога, историко-архитектурными исследованиями. Уже в молодости он участвовал в экспедициях по древнерусским городам, организованных св. Синодом, где Дмитрий Михайлович копировал церковные древности. Вскоре художник основал в Троице-Сергиевой лавре школу иконописи и рисования. Он до начала широкого применения фотографии запечатлел многие русские средневековые храмы и памятники истории, которые в значительной своей массе позднее были разрушены; так, он совершил поездку по Белоруссии, зарисовал многие церкви и храмы в Москве, Новгороде, Владимире, Ростове Великом, древности античности и раннего христианства в Крыму. Многие памятники древности известны только по его изображениям. Художник участвовал в реставрации соборов Покрова на Рву на Красной площади, Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря и др.

Литография Г.Кирстена была одним из лучших литографических заведений Москвы и России, она конкурировала с мастерскими А.Руднева и В.Тимма. Гравировал изображение на камне Александр Тимофеевич Скино – один из заслуженных литографов своего времени, работавший чаще всего с Д.М.Струковым. Подпись Александра Скино стоит на нескольких монастырских видах, которые делались и для изданий «Школы рисования» и выполнялись по заказам монастырей.

Литография является одним из лучших видов монастыря не только благодаря технике работы художника и гравера, но и особому эмоциональному настроению, которое создавалось благодаря первому плану изображения, включившего в себя элементы пейзажа и жанровых зарисовок. Исторический и сакральный объект помещается в атмосферу обыденной жизни, являясь центром ее притяжения и организующим началом.